Главная Текущие выставки Художники ENGLISH LANGUAGE
Прошедшие выставки Новости
Специальный проект Галерея
Международные ярмарки
Прошедшие выставки

КОНСТАНТИН БАТЫНКОВ. Персональная выставка-ретроспектива в Музее Москвы

Константин Батынков

ВИДЫ

/ Персональная выставка-ретроспектива в Музее Москвы /

03.06.16 - 03.07.16








Место проведения: Музей Москвы (Зубовский бульвар, 2)

Константин Батынков, биография, избранные работы

Творчество Константина Батынкова воплощает собой ту незабываемую московскую атмосферу нового века, ту кипучую-могучую, открытую и энергичную среду, в которой жизнь пульсирует в каждом уголке, на каждом уровне пространства. На земле, крышах домов и кабинах строительных кранов, на вертолетах и самолетах, на тросах в открытом пространстве - всюду движение, похожее на стремительный полет птиц или стрекоз над водной гладью. И хотя в творчестве художника преобладают черно-белые работы, они транслируют удивительное разнообразие и многоцветье человеческого сообщества, дарят ощущение энергии и полета, открывают в туманных далях неведомые перспективы, куда хочется поскорее попасть.

Константин Батынков - художник, ставший известным еще молодым, в 1990-е годы. Его имя всегда звучало несколько обособленно - Батынкова трудно приписать какому-то творческому объединению или движению, настолько самобытны и узнаваемы его работы. Феномен Константина Батынкова, скорее, следует рассматривать в общем повороте к живописности, который произошел в российском искусстве в конце 1990-х годов. Но и здесь он остался независимым от превратностей духа времени: 'живописная' волна миллениума схлынула - а он остался, и теперь, уже в следующем десятилетии, круг поклонников искусства Батынкова все растет и ширится.

Выставка Батынкова в Музее Москвы - крупнейшая в нынешнем десятилетии и одна из самых масштабных во всей его творческой карьере. В нее включено свыше дюжины программных серий его работ, воображаемых "видов" - ландшафтов, на просторах которых непринужденно сталкиваются персонажи, настоящие и вымышленные, из самых разных времен, литературных и мифологических сюжетов.

Константин Батынков родился в 1959 году в Севастополе, в том же году переехал с семьей в Москву. Получив начальное художественное образование, он развивал свои художественные навыки, обучаясь в частных студиях Москвы и на стипендии Сен-Анри во Франции. Он является членом Международного Союза художников (IFA). В 2003 году его работы были награждены 2-й премией, а в 2005 - Гран-при Красноярской музейной биеннале.

В 2015 году Константин Батынков стал Почётным членом Российской Академии Художеств.

Произведения Батынкова хранятся в таких собраниях, как: Государственная Третьяковская галерея, Московский музей современного искусства, Государственный центр современного искусства, Мультимедийный комплекс актуальных искусств, Музей актуального искусства ART4.RU (все - Москва), Фонд культуры 'Екатерина' (Москва), Новом музее (Санкт-Петербург), а также в ряде региональных музеев России.



ФОТО ЭКСПОЗИЦИИ




















РАБОТЫ ПРОЕКТА























Нина Котел. ИХ НЕЛЬЗЯ УДЕРЖАТЬ, ОХВАТИТЬ, ИЛИ ИСПОЛЬЗОВАТЬ

Нина Котёл

ИХ НЕЛЬЗЯ УДЕРЖАТЬ, ОХВАТИТЬ, ИЛИ ИСПОЛЬЗОВАТЬ

/ живопись /


20.05.16 - 12.06.16





В ЦЕЛЯХ УЛУЧШЕНИЯ ВОСПРИЯТИЯ -
ПО ПРЕДВАРИТЕЛЬНОЙ ДОГОВОРЁННОСТИ
(Климентовский пер., 9, рядом с м.Третьяковская, Новокузнецкая)
тел. 8. 964. 564. 03. 03


Нина Котёл, биография, избранные работы

Нина Котёл не строит планов возможного искусства, её кисть не множит косноязычия искателя, наткнувшегося на нечто, чему в человеческом языке еще и названия нет. Её занимает вопрос: что такое вещь, как она проявляется для нас? Комментируя свои работы, она говорит, что вещи таинственны, что они не понятны ей.

И в самом деле, делают ли картины и рисунки Нины Котёл понятнее для неё и для нас те объекты, что останавливают на себе её взор, её внимание? Становятся ли они понятнее ей в ходе и во время её работы по их изображению? Накапливается ли в её разуме, в её словах или в её произведениях какое-нибудь понимание? Сохраняется ли оно в прямоугольниках бумажных листов и натянутых на деревянные каркасы холстах? Остаются ли предметы, положенные в эти форматы, на эти площади, поверхности засохшей целлюлозной пульпы с впечатанной в них текстурой, и играющие в осязательность или закрытые пастой из латекса, цинковых белил и мела, переплетения нитей, так же тупы, как и до того, как взор художника, её мысль и инструменты начали переделку, превратив их в сочетание мазков и пятен разных оттенков и цветов?

Косны ли они и равнодушны к нам, (вечный страх) как и до того, каковой представляется нам иногда и осмысленная человеческой работой, определившаяся в продукт материя? Или подобны они глыбам льда и камня, возникающим из темной и холодной, как царство смерти, бездны? Появляющиеся как будто для того, чтобы вселить в нас ужас; угрожающе продефилировать вокруг планеты, мимо нас; и, как бы промахнувшись в этот раз, кануть туда, откуда появились. Или они уже обладают почти человеческой непроявленностью, прирученного животного, человека, тяжело психически больного, раба, дикаря? В большинстве случаев подобострастно приветливого, но в тоже время абсурдно обидчивого существа, впадающего в ярость и по пустяку, а в гневе гораздого сокрушить и кормящую руку.




В этих картинках вещи видятся нам сосредоточенным и замкнутыми на себе самих, непроницаемыми, но сохраняющими для нашего разума иллюзию какой-то предсказуемости. А повторения, варианты внутри Нининых серий только множат, увеличивают, делают почти невыносимым это молчание окружающих нас вещей. Любой натюрморт устанавливает дистанцию между наблюдателем и предметом, в картинах же Нины Котёл это расстояние значительно сокращено: вещи почти касаются нашей кожи, во всяком случае, они уже находятся в ареале интимности, в которой как в приграничные воды мы не готовы допустить кого попало. Мы отражаемся в них.




Приближаясь же и любопытствуя, мы поселяем, впечатываем в них своё воображение, свою любознательность и расщепляющий, искажающий их интерес; хотя и сами вещи, их рефлексы и тени падают и попадают на нас. Мы стараемся подмять их под себя. Но и они не безобидны - и на коже остаются царапины и сам прах, первородная глина материи вещество, первичная субстанция вещей.




Что происходит с вещами в работах Нины Котёл? Становятся ли они домашними зверьками, в которых мы видим свои отражения? И, в то же время, не способны целиком занять их время, заполнить их тела, пространства, в которых они господствуют, залить до предела проекцией самих себя; но можем запечатлеть их оттиск в себе. Каждая её картинка - попытка приручения вещей. Но, как видно, и после проведенной художницей переделки, вследствие вторичного одомашнивания, если это предметы домашнего обихода (очищения от каких-то пугающих черт и приобретенной в ходе адаптации уплощенности) они остаются до конца не освоенными. И, если не 'все равно в лес смотрят', то, тем не менее, при каждой нашей попытке заглянуть в их 'совсем человеческие' глаза, мы обнаруживаем пустые и бессмысленные пространства, где мы уж всегда лишние.




Нину Котел занимает вопрос: что такое вещь, как она появляется для нас? Каждая ее картина попытка приручения вещей. Нина показывает, что существуют пределы возможностей диалога и взаимопонимания между человеком и вещами. Что руководит художником? Любовь или любопытство? Или какие-то более сильные эмоции, страх, изначальный ужас перед вещным миром, комфортным ей или враждебным, следы от соприкосновения с которым остаются у каждого в памяти от первых травм, от первых попыток его исследования и освоения.

Владимир Сальников. Фрагмент статьи "Появление вещей в картинах Нины Котёл. Серийность". 1995



РАБОТЫ ПРОЕКТА












Кирилл Рубцов. БИБЛИОТЕКА / графика /

Кирилл Рубцов

БИБЛИОТЕКА


/ графика /


22.04.16 - 15.05.16






В ЦЕЛЯХ УЛУЧШЕНИЯ ВОСПРИЯТИЯ -
ПО ПРЕДВАРИТЕЛЬНОЙ ДОГОВОРЁННОСТИ
(Климентовский пер., 9, рядом с м.Третьяковская, Новокузнецкая)
тел. 8. 964. 564. 03. 03


Кирилл Рубцов, биография, избранные работы

Цикл графических работ Кирилла Рубцова, а речь идёт о характерной для него технике выжигания на листах фанеры (или деревянных брусках) с последующей раскраской, продолжает изначальную авторскую историю о "русском роботе".
То, что делает Рубцов примечательно и качеством художественного высказывания и его присутствием в многосложном пространстве "индивидуального мифотворчества". Это цельная, самоценная и постоянно развивающаяся традиция, некая субкультура в контексте многосложного современного дискурса.

"Русский робот" - это не просто игрушка, это нечто архетипичное, содержание которого, его 'контент' значительно превосходит то, что принято понимать под понятием 'робот'. Это лишь оболочка образа - персонажа, его идентификация в условиях разработанной программы авторской достаточно развитой игры. Игры во что угодно.

Недавно это была игра в "космос", что естественно для "русского робота" с его мессианской устремлённостью. Сегодня игра утончилась, и речь идёт о 'Библиотеке', о новой серии из 30 фанерных листов - историй, балансирующих между ролевой игрой и непременным атрибутом детства - книжкой-раскраской.



РАБОТЫ ПРОЕКТА


















ИНФОРМАЦИОННЫЙ ПАРТНЕР:
АРТ-Узел - медиапроект о современном искусстве

homecontacts Krokin gallery at Facebook Krokin gallery at Vkontakte Krokin gallery at twitter Krokin gallery at Instagram Krokin gallery blog
Follow Krokin Gallery on Artsy
© 2002-2017 Krokin Gallery, All Rights Reserved.